+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Жалоба в адвокатскую палату на угрозы адвоката

В апелляционную инстанцию по гражданским делам Московского городского суда. На решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 30 ноября года. Истец не соглашается с постановленным решением суда, считает его незаконным, необоснованным, надуманным, не отвечающим требованиям, предъявляемым законодателем к судебному решению, в силу чего подлежащим отмене по следующим основаниям.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:
ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Адвокаты читают КПЭА

Постановление судьи о признании факта злоупотребления правом со стороны адвоката

В апелляционную инстанцию по гражданским делам Московского городского суда. На решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 30 ноября года. Истец не соглашается с постановленным решением суда, считает его незаконным, необоснованным, надуманным, не отвечающим требованиям, предъявляемым законодателем к судебному решению, в силу чего подлежащим отмене по следующим основаниям. При изложении мотивировочной части, суд нарушил предписания п.

Как разъяснено в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря г. N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права.

Согласно пункту 3 решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании ст. При этом, ч. Исходя из анализа текста решения суда, следует, что суд предельно кратко изложил требования истца, вообще не привел в судебном решении, сославшись на возражения, имеющиеся в материалах дела, правовую позицию ответчика,чем нарушил правила, установленные законодателем для изложения судебного решения.

Кроме того, суд пришел к выводам, не соответствующим фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании. Между тем, данные выводы суда противоречит оспариваемым положениямКодекса профессиональной этики адвоката и фактическим обстоятельствам. Судом не приняты во внимание и не проанализированы доводы истца относительно правовой природы КПЭА,в то время, как Кодекс профессиональной этики адвоката по своей правовой природе являетсянормативно-правовом актом по основаниям, которые были приведены в исковом заявлении и которым суд не дал надлежащей правовой оценки.

Так, в частности, положения о КПЭА регламентированы федеральным законодательством; Кодекс издан на основе и во исполнение федерального законодательства; Кодекс является письменным официальным документом, принятый изданный в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направлен на установление, изменение и отмену правовых норм; действия Кодекса распространяются и содержат предписания, обязательные для исполнения, как адвокатов, так и третьих лиц, затрагивает права, свободы и обязанности человека и гражданина ст.

Не учтено судом и то обстоятельство, что согласно ч. Если же жалоба гражданина, обращение уполномоченного органа государственной власти не соответствуют перечисленным критериям, то спецсубъект, как его называет суд в своем решении стр.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что суд надуманно отказал в удовлетворении иска. Так, определением Приморского краевого суда от В мотивировочной части определения суд указал, что согласно п. В связи с тем, что в жалобе и дополнении к жалобе каких-либо доказательств не представлялось и предусмотренные Кодексом профессиональной этики адвоката требования заявителем не выполнены, оснований для возбуждения дисциплинарного производства не имелось , распоряжением президента Адвокатской палаты по поступившей жалобе с дополнением обоснованно было отказано в соответствии с п.

Таким образом, именно на третьих лиц ложиться обязанность подготовки жалобы или обращения, которое должно соответствовать требованиям КПЭА и именно на третьих лиц возлагается не право, а обязанность соблюдения положений КПЭА. Суд надуманно опроверг аргументы истца по данному пункту искового заявления, не привел никаких убедительных мотивов законности и обоснованности сделанного вывода. Кодекс профессиональной деятельности адвоката подлежал обязательной регистрации в Министерстве юстиции Российской Федерации и опубликованию в соответствии с положениями ст.

В соответствии с ч. Неопубликованные нормативные правовые акты не применяются, не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу. Кодекс профессиональной этики адвоката не был официально опубликован, так как его текст не был размещен в общедоступном издании, которое свободно распространяться среди граждан по неограниченной подписке; не был опубликован в официальномиздании, законодательно определённом в качестве источника официального опубликования для данного вида нормативно-правового акта; не был опубликован в официальном издании полностью.

По мнению истца, вывод суда не соответствует действующему законодательству и противоречит принципам и нормам законотворчества, а также правоприменения и, тем более профессиональной этики адвоката.

Невозможно согласится, что формулировка носит декларативный характер, поскольку в самой норме говориться о поведении адвоката, то есть о действиях бездействиях которые являются основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности. Норма позволяет инициировать дисциплинарное производство, которое может иметь самые существенные последствия, вплоть до лишения статуса адвоката и фактического запрета на осуществление своей профессиональной деятельности, что можно квалифицировать, как нарушение конституционного права на труд.

Кроме того, если следователь логике судебного решения, то именно на основании декларативных положений Кодекса истец был лишен статуса адвоката и был вынужден обратится в суд за защитой своих нарушенных прав, что в корне опровергает довод о декларативном характере положений Кодекса. Суд полагает, что это требование должно распространяться на все иные аспекты жизнедеятельности адвоката. Между тем, этопрямой выход суда, как, за требования законодательства, так и за положения здравого смысла.

Хамовнический районный суд в своем решении подменяет собой законодателя, расширяя границы действия Кодекс, в то время, как Кодекс, в соответствии с действующим федеральным законодательством распространяется на поведение адвоката при осуществлении профессиональной адвокатской деятельности. Оспариваемый документ так и называется — Кодекс профессиональной этики именно потому, что призван регулировать отношения, связанные с осуществлением профессиональной деятельности адвоката.

Мнение суда о том, что лица, являющиеся адвокатами, должны соблюдать честь, достоинство и деловую репутацию как свою собственную, так и иных лиц, как при исполнении своих профессиональных обязанностей, так и во всех иных случаях не подлежит сомнению и касается всех дееспособных граждан. Нормы морали и нравственности распространяются на всех членов общества.

Но включение в документ, регламентирующий профессиональные вопросы, норм о соблюдении этических, нравственных и иных правил, при осуществлении деятельности, выходящей за профессиональные рамки, является незаконным и необоснованным. Адвокат, нарушивший требования административного законодательства, привлекается к административной ответственности, адвокат, совершивший уголовно-наказуемое деяние, привлекается к ответственности в соответствии с нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства, адвокат, совершивший гражданско-правовой проступок привлекается к гражданско-правовой ответственности в соответствии с положениями гражданского законодательства.

В случае распространения адвокатом сведений, не соответствующих действительности или порочащих чью-либо честь, достоинство и деловую репутацию иных лиц, он несет ответственность по деформационным искам. Адвокатские палаты субъектов федерации, наделенные полномочиями, руководствуясь КПЭА, привлекать адвоката к дисциплинарной ответственности, не могут подменять собой иные органы и должностных лиц, уполномоченных принимать соответствующие меры реагирования.

В противном случае, органы адвокатского самоуправления самостоятельно могли бы привлекать адвоката к ответственности за совершение адвокатом вне своей профессиональной деятельности, проступков иного характера.

По логике суда, адвокат привлеченный к дисциплинарной ответственности за парковку автомобиля в неположенном месте должен быть привлечен к ответственности за совершение действий, порочащий высокое звание адвоката. Однако далее суд сделалневерный, с точки зрения истца, вывод, что безусловно, предполагается правомерным внесение в Кодекс тех требований, на которые отсутствует прямое указание в федеральномзаконодательстве.

В соответствии со статьей 2 КПЭА, Кодекс дополняет правила, установленные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре. Никакое положение Кодекса не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение деяний, противоречащих требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Нормативно-правовой акт, изданный на основании федерального законодательства должен четко соответствовать положениям закона, не выходить за рамки его регулирования и не противоречить ему. Законодатель не предоставлял и не мог предоставить право на внесение в Кодекс требований, на которые отсутствует прямое указание в федеральном законодательстве. Федеральным законом сообществу адвокатов предоставлено право регламентации профессиональных вопросов адвокатской деятельности.

Какого-либо права на регламентирование иных вопросов, тем более, не связанных с профессиональной деятельностью, адвокатскому сообществу законодатель не представлял. Статья ГПК РФ приводит перечень положений, которые влекут за собой отмену или изменение судебного решения.

При рассмотрении дела и вынесении судебного акта суд неправильноопределил обстоятельств, имеющих значение для дела; суд в решении указал, что установил обстоятельства, имеющих значение для дела, которые не были доказаны в ходе судебного заседания; выводы суда первой инстанции, изложенные в решении суда, не соответствуют обстоятельствам дела; суд неправильно примененил нормы материального права, а также нарушил нормы процессуального права.

В подготовительной части судебного заседания истец заявил ходатайство о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица Управление Министерства юстиции Российской Федерации по городу Москве, поскольку вопросы, рассматривавшийся в данном деле, напрямую затрагивают права и обязанности Министерства юстиции, которое, с соответствии с законом обязано давать юридическое заключение и регистрировать нормативно-правовые акты.

Суд отказал в удовлетворении ходатайства, чем нарушил требования гражданско-процессуального законодательства. Вторым нарушением норм процессуального права является нарушение судом тайны совещательной комнаты. Так, после удаления суда в совещательную комнату, спустя мин. Спустя некоторое время секретарь судебного заседания сообщил истцу, его представителям и представителям ответчика, что решение суда будет оглашено на следующий день 1 декабря в час. На следующий день в час.

Истец имеет все основания считать, что судья, как и все иные сотрудники Хамовнического районного суда, была эвакуирована, а стало быть, судья покинула совещательную комнату, чем нарушила правила тайны совещательной комнаты, предусмотренные ст. В силу положений ст. Затем председательствующий устно разъясняет содержание решения суда, порядок и срок его обжалования…. Несмотря на осведомленность истца об общей процедуре обжалования судебных актов, закон предусматривает именно вышеизложенный порядок оглашения судебного решения, который судом был нарушен.

Хамовнический районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Шевьёвой Н. Трунов И. Истец является адвокатом. Указанный Кодекс противоречит действующему законодательству. Тогда как Федеральным законом предусмотрена возможность устанавливать в Кодексе обязательные для каждого адвоката правила поведения только при осуществлении адвокатской деятельности. Кодекс профессиональной этики адвоката по своей правовой природе относится к категории нормативных-правовых актов, так как содержит предписания, обязательные для исполнения третьими лицами, не являющимися адвокатами, в части выполнения обязательных условий для признания обращений допустимыми.

В этой связи Кодекс профессиональной этики адвоката подлежит обязательной регистрации в Министерстве юстиции Российской Федерации, должен быть опубликован. Изменения и дополнения не публиковались. В этой связи истец просил суд признать недействующим с момента принятия пункт 4 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката в части возложения на адвоката обязанностей соблюдения положений Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении иной деятельности не связанной с адвокатской деятельностью , признать Кодекс профессиональной этики адвоката недействующим и не имеющим юридической силы с момента его принятия, то есть с 31 января г.

В судебном заседании истец, его представители заявленные требования поддержали в полном объеме. Представители ответчика в судебном заседании исковые требования не признали по основаниям, изложенным в письменных возражениях относительно иска.

Заслушав объяснения истца, представителей истца, представителей ответчика, исследовав представленные лицами, участвующими в деле, доказательства, суд приходит к следующему. В соответствии со ст. В силу ст. Кодекс профессиональной этики адвоката принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января г.

Кодекс профессиональной этики адвоката нормативным правовым актом не является, в связи с чем требования о регистрации в Министерстве юстиции Российской Федерации и официальном опубликовании на него не распространяются.

Доводы истца о том, что Кодекс профессиональной этики адвоката содержит предписания, обязательные для исполнения третьими лицами, не являющимися адвокатами, в части выполнения обязательных условий для признания обращений допустимыми, являются надуманными. В статье 20 Кодекса профессиональной этики адвоката приведены требования к жалобам, представлениям, обращениям для признания их допустимыми поводами к возбуждению дисциплинарного производства.

То есть, требования, касающиеся деятельности спецсубъекта при оценке жалоб, представлений и обращений. Данные положения не ограничивают права неопределенного круга лиц на подачу обращений, не устанавливают требования к содержанию обращений, обязательные для заявителей.

Таким образом, такой признак нормативного правового акта, как общеобязательность, отсутствует. Доводы истца о несоответствии п. В соответствии с п. Оспариваемая истцом формулировка прежде всего носит декларативный характер подчеркивает высокий статус адвоката и несовместимость с данным статусом поведения порочащего честь и достоинство и самого адвоката, и адвокатуры в целом. Данное требование по определению не может распространяться исключительно на поведение лица при осуществлении адвокатской деятельности, поскольку в этом случае он утрачивает какой-либо смысл.

Подпункт 2 статьи 8 Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливает что при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан уважать права честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи доверителей, коллег и других лиц, придерживаться манеры поведения и стиля одежды соответствующих деловому общению. Согласно подпунктам 1 и 2 пункта 2 статьи 15 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат не должен употреблять выражения, умаляющие честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката; использовать в беседах с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями выражения, порочащие другого адвоката, а также критику правильности действий и консультаций адвоката, ранее оказывавшего юридическую помощь этим лицам.

Приведенные положения Кодекса профессиональной этики адвоката таким требованиям действующего законодательства не противоречат. Право истца на свободу слова положения Кодекса профессиональной этики адвоката не ограничивают. Конституция Российской Федерации и вся система норм Российского законодательства исходит из принципа возможности ограничения прав и свобод человека и гражданина в целях защиты нравственности, прав и законных интересов других лиц.

Запрет на использование формулировок, порочащих, умоляющих честь и достоинство или деловую репутацию других лиц, предусмотрен прежде всего федеральным законодательством.

Законодатель целенаправленно предоставил право сообществу адвокатов устанавливать правила поведения с точки зрения профессиональной этики в качестве корпоративного акта, одновременно установив обязательность данных норм для всех членов данного сообщества, что, безусловно, предполагает внесение в соответствующий акт тех требований, на которые отсутствует прямое указание в федеральном законодательстве. Нормы Кодекса профессиональной этики адвоката принципу правовой определенности не противоречат, достаточным образом конкретизированы.

Таким образом, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении иска Трунова И. При этом доводы ответчика об отсутствии у истца права требования в отношении признания Кодекса профессиональной этики адвоката недействующим, о том, что Кодекс права истца не затрагивает, суд считает необоснованными. Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение месяца со дня изготовления его в окончательной форме через Хамовнический районный суд города Москвы.

Москва, ул. Зоологическая, д.

Кодекс адвокатской этики под судом – Иск, решение Хамовнического суда, Апелляция.

Вопросы адвокатской деятельности Информация Палаты Финансовые вопросы Кадровые вопросы Повышение квалификации Изменение членства в адвокатской палате. Законодательство РФ Международные правовые акты Корпоративное регулирование Защита профессиональных прав адвоката Адвокатская тайна. Приобретение статуса адвоката. О бесплатной юридической помощи Жалоба на адвоката Список адвокатов, участвующих в системе бесплатной юридической помощи.

правом, ставящим под угрозу реализацию назначения уголовного предусмотренным Разъяснением Совета Адвокатской палаты города рассматривая в открытом судебном заседании жалобу адвоката Д. в.

Техника безопасности для адвокатов

Не так давно в прессе шла обширная дискуссия о возможности допроса адвоката в качестве свидетеля в уголовном судопроизводстве. При этом обсуждалось само понятие адвокатской тайны, состав данного понятия и его пределы. Могут ли быть обстоятельства, при которых адвокат вправе выйти за пределы адвокатской тайны? На сегодняшний день дискуссия ничем что имело бы материальное выражение не закончилась. Каждый остался при своём мнении. Между тем, практика показывает, что и на сегодняшний день случаи вызова адвокатов в качестве свидетелей по уголовному делу имеют место. С одной стороны, адвокат находится под угрозой возбуждения уголовного дела за отказ от дачи показаний по ст. С другой стороны, он связан адвокатской тайной. В такой ситуации Совет рекомендует адвокатам обращаться за разъяснениями по поводу дальнейших действий в соответствии с подпунктом 19 пункта 3 ст. Напомню, выше речь шла о вызове адвоката на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу, то есть в соответствии с положениями ст.

Заявление в Совет Адвокатской палаты от адвокатов Баляна и Васанова

Москвы, Челябинским региональным отделением Ассоциации юристов России и Юридическим институтом Уральского государственного юридического университета. Иван Казаков отметил, что география участников, по сравнению с прошлым годом, существенно расширилась и конференция приобрела статус международного мероприятия. Он выразил надежду, что это мероприятие поможет в разрешении проблем, стоящих перед российской адвокатурой. Проанализировав правовую природу соглашения об оказании юридической помощи, регламентированного ст.

Настоящее Положение разработано в соответствии с Федеральным законом от 31 мая г. Органы адвокатского самоуправления должны в соответствии со своими полномочиями рассматривать поступившие обращения, принимать по ним необходимые меры и давать ответы гражданам и организациям.

Еще раз об адвокатской тайне

Вниманию адвокатов: публикуется мотивированное постановление судьи Рыбака А. Судья Московского городского суда Рыбак А. Москвы К. В Московский городской суд Судебное заседание было назначено судом на

Применяя к адвокату такой вид дисциплинарного взыскания, как приостановление права на занятие адвокатской деятельностью, законодатель прежде всего "наказывает" его клиентов по принципу "это нам дали 15 суток". Во времена обязательного членства в коллегиях, вопрос о передаче дел адвоката право на занятие адвокатской деятельностью которого было приостановлено, я так понимаю, решался передачей его дел к другому адвокату, члену этой же коллегии. Считаю, что виды дисциплинарных взысканий, с учетом сегодняшних реалий, должны быть следующими :. Теперь о даруемом законопроектом праве "каждого" подать жалобу на адвоката. Часть вторая статьи 36 законопроекта никоим образом от вышеуказанной ситуации реально адвоката не защищает.

правом, ставящим под угрозу реализацию назначения уголовного предусмотренным Разъяснением Совета Адвокатской палаты города рассматривая в открытом судебном заседании жалобу адвоката Д. в.

Красноярск, ул. Взлетная, 5г. Положение Адвокатской палаты Красноярского края о порядке сдачи квалификационного экзамена Положение ФПА РФ о порядке сдачи квалификационного экзмена, действующее с

.

.

.

.

Комментарии 2
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Евгеиня

    Тарас юрист как всегда делает рейтинг на хайпе

  2. tiosapis

    А имею ли я право сам вести видиосъемку во время обыска?